juhac_r Карьера Juha Christensen развивалась
интересно — от вице-президента компании Microsoft до венчурного
капиталиста и основателя «облачной» компании CloudMade и в
конце-концов привела в Киев.

— Юха, каким образом вы оказались в Украине?




Это был 2005 год. Плюс после кризиса 2000 г. люди не верили в
стартапы, и предпочитали идти в более стабильные компании.


Мы знали, что не хотим основывать компанию в Калифорнии, потому
что там ИТ бизнес развивается очень быстро, и лучших людей
забирают большие компании как Google, плюс размер зарплат
запредельный.


Мы выбирали из стран Балтии, Индии, Китая и Украины.

— То есть было предварительное исследование рынка?

— Да, и что интересно, мы делали это исследование совместно с
правительством Дании, т.к. они выделили пару выпускников MBA для
этого проекта.

Украина оказалась во главе списка по всем параметрам, которые
мы установили для поиска. Здесь очень основательное техническое
образование и большое количество выпускников каждый год.

— А почему Киев, почему не Львов или Харьков?

— Киев лучше в плане путей сообщения. Я очень люблю Харьков или
Львов, но им надо развить инфраструктуру для начала. Очень важно,
что сейчас есть прямой рейс Нью-Йорк — Киев, это сближает наши
города.

— Хорошо, выбрали Украину, прилетели в Киев, что дальше? Как
нанимать людей?

— Когда мы основывали Sonopia, мы абсолютно не были знакомы со
здешней культурой и языком. Поэтому мы искали не просто хороших
программистов, но и правильных людей. Личностей, которые смогут
быть нашими послами здесь, понимая культуру и национальные
особенности. И с этими людьми я работаю до сих пор.

— А какой продукт вы выпускали?

— Виртуальный оператор. Наш сервис позволял любому брэнду стать
мобильным оператором, предлагать сим-карты, мобильные услуги,
даже если это магазин спортивной одежды или НГО. Это позволяло
клиентам зарабатывать на брэнде.

— И что случилось? Не сработало?

— У нас было уже 5000 брэндов, и все шло хорошо. Но в это же
время вместе с Sonopia еще 2 компании создали виртуальные
операторы. Они вкладывали сотни миллионов долларов в этот бизнес,
мы были более эффективны и тратили намного меньше.

Но через два года обе эти компании обанкротились, и имидж
виртуальных мобильных операторов упал, поэтому было очень сложно
и дорого находить клиентов.

Sonopia закрылась, но у нас осталась прекрасная команда
программистов и дизайнеров, и мы начала думать, что же мы можем
делать в таком же составе.

И здесь появилась идея создания Cogniance. Так что команда
основателей Cogniance — это команда Sonopia. И мы начинали с 30
людей 3 года назад. Сейчас нас уже 225, и мы постоянно растем.

— А в чем фишка Cogniance?

— Мы не делаем наши собственные продукты, мы разрабатываем
продукты для заказчиков из США и Европы. Мы не занимаемся просто
аутсорсингом разработки продуктов для заказчиков, мы помогаем
компаниям создавать что-то инновационное, чего не было раньше.

— Но для этого надо очень хорошо понимать специфику компании. Кто
занимается этим?

— Вторая наша сильная сторона это бизнес-ориентированность. Как
консалтинговая фирма, конечно мы уделяем внимание вопросам
анализа и специфики бизнеса наших заказчиков. Обычно мы работаем
командой. У нас есть крупные специалисты в Украине и наших офисах
в США и Европе: Штутгарде, Лондоне.

И третья наша особенность — это мастерство. Если ты что-то
делаешь, то это должно быть очень качественным и уникальным. Как
например Apple.

— Но это и достаточно дорогой продукт. Как объяснить клиенту, что
качество стоит денег?

Качественный продукт дольше живет и эффективнее нарабатывает
репутацию. У нас существует и своя дизайнерская команда. Мы
должны понимать весь процесс, от момента создания идеи до
воплощения ее в конечный продукт.

— Насколько мне рассказывали представители Skype, очень сложно
найти действительно хороших менеджеров продукта. Как Cogniance с
этим справляется?

— Это правда, менеджер продукта должен обладать и
организаторскими способностями, и техническими знаниями. И без
сомнения в США таких много.

Но мне кажется, что здесь важно совмещать. В нашей сфере должен
быть менеджер продукта, который в контакте с рынком, и ПМ,
который в контакте с разработкой продукта.

В Украине найти подходящих людей немного сложнее, и мы практикуем
следующее: мы ищем молодых людей с правильным подходом к делу, и
ставим их в пару с уже опытными продакт менеджерами из Лондона
или Сан-Франциско, делая своеобразный коучинг. И таким образом,
они обучаются и сами становятся профессионалами.

— Вы делаете упор на мобильную разработку. Это связано с Вашей
предыдущей карьерой, или есть другие причины?

— Я считаю, что мобильные — это будущее. Теперь ты можешь иметь
доступ к Интернету из твоего кармана. Мы занимаемся также web
разработкой, но мобильные однозначно будут очень скоро лидировать
на рынке.

— Недавно мы провели опрос по зарплатам, и выяснилось, что
Android и iOS разработчики получают больше других специалистов с
похожим опытом.

— С одной стороны, это может быть так, потому что создание
мобильных продуктов сейчас более востребовано. И конечно,
предложение на рынке веб разработчиков выше, чем у Android и iOS.

— И еще один вопрос. По словам компаний-аутсорсеров, прибыль их
падает т.к. зарплаты растут быстрее, чем внешние рейты, которые
зависят от глобальной конкуренции. Как с этим в Cogniance?

— В этом нет ничего нового. В течение 8 лет я был в совете
директоров Teleca, самой крупной консалтинговой компании в мире
мобильных.

Мы консультировали Nokia, Samsung, Sony EricsonMotorola, LG. И я
могу сказать, что заказчик всегда готов платить достаточную сумму
за хороший продукт, в не зависимости от того, где он
производится. В Украине, Швеции или США.

Я не вижу большой проблемы с поднятием уровня зарплаты в Украине.
Я даже считаю, что это позитивная тенденция.

Всегда печально слышать, что многие молодые люди мечтают
уехать за границу. Лично я вижу много возможностей в этой стране.
Если зарплаты будут расти, умение тоже будет расти, и я уверен,
мы сможем поднять цены на наши услуги, т.к. качество будет еще
выше.

— Какие варианты есть у украинских разработчиков, которые хотят
строить свой бизнес?

— Есть один совет, который я даю многим. Всегда начинайте со
своих первых клиентов.

Часто люди создают компанию, не имея представления о том, как
продавать свой продукт или услуги. И такое часто происходит с
хорошими технарями.

Они считают так: «мой продукт такой замечательный, что клиенты
будут стоять в очереди, чтоб постучать ко мне в дверь». Но это не
так.

Конечно, надо начинать развиваться в той сфере, где у тебя есть
специальные знания или преимущества, но потом надо найти своего
первого заказчика, и только после этого основывать
компанию.

В Украине уже много начинающих предпринимателей, но все еще
недостаточно «топлива». Нехватка капитала и бизнес-людей.

Поэтому я советовал бы мыслить шире и искать опытных
бизнес-партнеров из других стран. Это будет хорошая комбинация.

— Спасибо за совет. Иногда сложно найти правильные контакты. И
говоря о капитале, Вы являетесь одним из партнеров Sunstone
Capital, насколько реально украинским предпринимателям получить
финансирование от подобных фондов?

— Очень даже реально. Например, Sanstone Capital инвестирует
венгерскую компанию.

— А как они вас нашли, как обратились к вам?

— Мы сами ищем компании и потом связываемся с ними. Процесс
приблизительно такой: когда мы находим потенциально интересующую
нас компанию, мы начинаем проверять отзывы о ней, прозванивать
людей, которые непосредственно работали с этой компанией.

В какой-то момент мы убеждаемся в том, что у данной компании есть
потенциал и начинаем с ней сотрудничать. Иногда это происходит на
уровне стартового капитала. Мы даем 1/10 необходимого объема
денег для того, чтобы начать работу. Так, с одной стороны, мы
смотрим, насколько хорошо команда справляется с задачами, а с
другой минимизируем риск потери средств.

— С одной стороны у нас люди тоже хотят заниматься своим
бизнесом, но с другой стороны страшно отказаться от всех соц.
благ и преимуществ стабильной работы.

— Да, то же самое происходит и в Калифорнии.

Создавая стартап, ты начинаешь идти по канату над пропастью. У
тебя нет никаких гарантий на будущее, пенсии, страховки. Но люди
все равно делают это.

Я видел, как Скайп продали eBay. И хотя это не принесло
популярности Янусу (его основателю), но многие последовали его
примеру. Он как бы разбил лед, и волна пошла. Люди увидели, что
это возможно.

Мне кажется, в Украине достаточно будет одного
предпринимателя, который сделает сенсационный продукт, и тогда
стартапы начнут расти как грибы.

Я бы хотел работать с таким предпринимателем.

— Как инвестор?

— Можно и так, а можно просто вместе, чтобы видеть, как это
происходит. Я верю, что это будет очень хороший толчок для
развития экономики Украины в целом, и повышении уверенности в
своих силах.

В России уже есть такие примеры, как Yandex.

— Да, надеюсь, скоро мы услышим о чем-то подобном и здесь.

А как насчет украинских законов и бюрократии. Это не мешает
процессу?

— Вначале я немного опасался всех изменений законодательства и
налогового кодекса, но потом понял, что на самом деле все
изменения не так страшны, как кажутся.

Но конечно, было бы лучше, если бы правительство сделало законы
более привлекательными для предпринимателей, чем это есть сейчас.
Видны тенденции к улучшению, но все же еще есть над чем работать.

— Это еще усложняется коррупцией.

— Ситуация изменится. Главное, чтобы все происходило плавно.
Потому что люди начинают нервничать, когда все внезапно. В Европе
принятие нового закона может происходит несколько лет.

— Насколько я знаю, обычно люди основывают компании в США, а не
здесь.

— Да, и это очень хорошо работает, в чем мы можем убедиться на
примере Израиля. Это второе место после Калифорнии по привлечению
инвестиций в стартапы. Израиль очень маленькая страна, всего 7,5
млн населения.

Такая форма выгодна государству, потому что ты создаешь рабочие
места в своей стране, платишь налоги, хоть твой офис и находится
где-то в США. Государство должно поддерживать это. В Израиле это
работает очень хорошо.

— Вполне себе модель и для Украины. Вот только английский
подтянуть.

— Я только что полчаса выступал на вводном тренинге для ребят,
которые только недавно пришли работать в Cogniance, и был
поражен, насколько высок их уровень английского. Некоторые из них
разговаривают намного лучше, чем я, когда я уезжал из
Дании.

Средний возраст в нашей компании 25-26 лет, это достаточно
молодой возраст. Почему так? Потому что я считаю, что пока ты
молод, ты не знаешь, чего именно ты не знаешь, и как раз в этот
период могут возникать самые сумасшедшие идеи, и все кажется
возможным. В таком возрасте как раз и создаются стартапы.

Я работаю здесь уже несколько лет и вижу позитивную динамику. Так
что все будет.

http://www.developers.org.ua