Война, Интернет, СШАИнтернет серьезно расширил свободу
слова
и доступа к информации по всему миру. Однако в то же
время для Китая и России он превратился в способ
вести тайную войну против других стран, включая Соединенные
Штаты
, нагло воровать секреты и распространять вредоносные
программы.

Для этих стран и для множества других авторитарных режимов
свобода Интернета — это угроза, чтобы противостоять
которой они прибегают к цензуре, арестам блоггеров и слежке,
пишет The Washington
Post

Правительство США годами боролось с этими тенденциями. Однако оно
пока не дало на них достаточного политического ответа, не увязало
свободу Интернета с дипломатическими и коммерческими отношениями,
и не добилось международного осуждения тех, кто ее нарушает.

Именно поэтому так важна речь, которую произнесла во вторник
госсекретарь Хиллари Родэм Клинтон, ясно дав понять, что ни в
дипломатической сфере, ни на международных форумах США больше не
будут спускать с рук злоупотребления таким странам как Китай.

Китай заслуживает особого внимания, как потому, что от него
исходит изрядная часть кибератак на американскую армию и
правительственные службы, так и потому, что он налагает
ограничения на американские компании, которые предоставляют его
гражданам интернет-услуги.


Прозвучавшее в этом месяце заявление компании Google, о том, что
она вместе с рядом других американских фирм стала объектом
кибератак с территории Китая, и что она прекращает цензурировать
свой китайский поисковик, привлекло к этому вопросу всеобщее
внимание, сообщает inosmi.ru К чести администрации надо
отметить, что г-жа Клинтон еще раз потребовала от Китая
расследовать и объяснить кибератаку, поддержала позицию Google и
призвала поддержать ее прочие американские компании.

«К цензуре не должна прибегать ни одна из компаний, где бы она ни
работала, — заявила г-жа Клинтон. — Позиция американских компаний
в этом вопросе должна быть принципиальной. Это должно стать
частью нашего национального бренда». Таким образом, проблемы
возникают у Microsoft и Apple — двух компаний, которые продолжают
цензурировать китайский контент. Администрация и Конгресс должны
решить, какие шаги можно предпринять для того, чтобы заставить
эти и подобные компании не прибегать к цензуре.

Г-жа Клинтон пообещала, что помимо защиты наших компаний и нашего
киберпространства, Соединенные Штаты будут помогать
правозащитникам, политическим диссидентам и деятелям гражданского
общества преодолевать государственную цензуру. До сих пор
госдепартамент пренебрегал этим направлением деятельности и
неправильно тратил — а иногда и не тратил вообще — средства,
которые Конгресс выделял на борьбу с системами ограничения
доступа.

Организация под названием Global Internet Freedom Consortium не
получала финансирования от госдепартамента, несмотря на то, что,
по ее собственным заявлениям, у нее есть документально
подтвержденный опыт прорыва китайской и иранской
интернет-блокады. Как сообщил The Post один из сотрудников
госдепартамента, группе было отказано в помощи потому, что она
связана с запрещенным движением «Фалуньгун» и «китайцы придут в
ярость, если мы ей будем помогать».

Однако другие работники госдепартамента говорили нам, что это не
так, и они надеются, что консорциум еще подаст заявку на
финансирование, которое госдепартамент благоразумно намерен
распределять в стиле венчурного инвестирования между различными
структурами и технологиями.

Кто бы ни получил финансирование, Пекин, скорее всего, в любом
случае «придет в ярость».

Министерство иностранных дел в своем заявлении, выпущенном в
ответ на речь г-жи Клинтон, угрожает, что новая позиция Америки
«может повредить отношениям Китая и США». Вероятно, не только
может, но и должна. Лучше, если Соединенные Штаты будут напрямую
и открыто говорить с коммунистическим руководством Китая о
свободе Интернета, о дискриминации американских компаний и
начатой Китаем кибервойне, чем если они будут позволять Пекину
безнаказанно отравлять и притеснять Интернет.