Война за Веб, Тим О'Рейли, тенденции, интернет В интернете не так давно появилась отличная
статья
под названием «Война
за Веб
«, интренет-ветерана Тима О’Рейли основателя
O’Reilly Media!

В этой статье Тим рассуждает об очень интересных тенденция
в мире веб, о будущем интернета, о том, что готовится война
против веба, грядут новые мерзкие монополии.


И еще о многом другом. Вообщем статья «Война за Веб»
обязательно понравится многим. Перевод любительский, так что не
обессудьте — если что, смело читайте оригинал.

Итак, давайте начинать.

Тим О’Рейли, «Война за Веб»

В пятницу, как обычно, мой последний твит из твиттера был
автоматически отправлен в новостную ленту на Facebook. Однако,
в этот раз Tom Scoville
заметил отличие
: ссылка в постинге на Facebook больше не
была кликабельной.

Выяснилось, что множество людей тоже заметили эту особенность.
Сайт Mashable писал об этой проблеме в субботу утром: Facebook
не даёт ссылкам ссылаться
.

Если вы используете ссылки (например, Bit.ly, TinyURL) в
своих твитах и затем с помощью специального приложения для
Facebook загружаете твиты на этот сервис, в итоге ссылки не
будут оформлены как ссылки, и на них нельзя будет кликнуть.
Вашим друзьям понадобится скопировать их вручную в буфер
обмена и вставить в браузер чтобы они заработали.

Если такое поведение Facebook было задумано его
администрацией, то это чрезвычайно странное решение: мы
предпочли бы думать, что это всего лишь доставляющий
неудобства баг, и нам стоит написать об этом в Facebook чтобы
они там разобрались, что к чему. С большой долей уверенности
можно говорить, проблемы были на всём сайте, а не у одного
пользователя.

Как выясняется, проблема касается не только ссылок,
импортированных из Twitter. Все указывающие наружу ссылки были
временно отключены за исключением случаев, когда пользователь
явно добавил их как объекты специального типа, «ссылки», через
особый диалог «Attach». Я зашёл на Facebook и попробовал
отправить ссылку на этот блог прямо через интерфейс обновления
статуса и увидел то же: ссылки больше не делались кликабельными
автоматически. На картинке ниже вы видите адрес, на который я
пытался сослаться с Facebook.

Проблему быстро решили, и ссылки в статус-апдейтах теперь снова
кликабельны. Все предпочли думать, что фактически это был
технический баг, а не заговор. Стоит отметить, что некоторые
также подозревали и обратное, зная о тех усилиях, которые
Facebook тратит на предупреждение нас, пользователей, что
кликая по ссылке наружу они покидают прекрасный, уютный и
безопасный Facebook и отправляются в большой, плохой и ужасный
Интернет:

VisibleEveryone


BeCareful

Лично я уверен, что всё это было не со зла со стороны Facebook.
В конце концов, Facebook действительно пытается дать
пользователям инструменты для управления степенью доступности
информации, которую они там размещают. Ожидания, что вся
информация на вебе будет повсеместно и легко доступна, не
обязательно должны по умолчанию распространяться и на огромное
количество приватных данных, размещаемых на Facebook. Но
давайте не дадим себя дурачить: Facebook — это сайт абсолютного
нового типа, мир в себе самом, и работает он по другим
правилам.

Но это утверждение справедливо не только по отношению к
Facebook.

Apple iPhone — крутейшее устройство для доступа к вебу, и, как
и Facebook когда речь идет о вебе, он работает по правилам,
совершенно отличающимся от общепринятых на рынке. Кто угодно
может сделать веб-сайт или выпустить новое Windows-, Mac OS или
Linux-приложение без чьего-либо разрешения. Но что произойдет,
когда вы попытаетесь сделать приложение для iPhone? Это требует
высочайшего благословения со стороны Apple.

Конечно, есть шикарная лазейка: можно написать веб-приложение,
которое пользователь может сохранить как запускаемую программу
на своём телефоне. Но такие веб-приложения имеют жесткие
ограничения — ключевые возможности телефона недоступны
веб-приложениям. Стандарт HTML 5 может предлагать какие угодно
новые фичи, похожие на функции обычных программ, но они будут
работать только в веб-приложениях и не получат доступа к
ключевым фукнциям телефона — так, как это задумал Apple. И как
мы видели ранее в этом году на примере
отказа в приёме приложения Google Voice
, Apple не
стесняется блокировать приложения, которые, как они считают,
наносят потенциальный вред их собственному бизнесу или бизнесу
партнёров Apple.

Прямо сейчас мы наблюдаем очередную войну против принятых
правил прозрачности веба: угрозу
Руперта Мердока удалить данные Wall Street Journal из
поискового индекса Google
. При том, что большинство людей
повторило очевидную истину «сделать это будет равно суициду для
журнала», несколько несогласных обозревателей отметили и
некоторые сильные стороны решения Мердока. Mark Cuban заявляет,
что
Твиттер сейчас превосходит Google
по части поиска инфомации
о происходящих прямо сейчас новостях. Jason Calacanis выступил
еще более провокативно, предложив (за несколько недель до
заявления Мердока) всем крупным СМИ, которые хотят избавиться
от Google, паразитирующего на их эксклюзивной информации,
заблокировать индексацию Гугла и
заключить сделку с Microsoft
, чтобы их информация
находилась только поисковиком Bing.

Конечно, Google этого просто так не оставит и, возможно,
предложит газетам собственные особые условия, что приведёт к
войнушке, по сравнению с которой даже браузерные войны
90-х
покажутся сущей ерундой.

Я не говорю, что News Corp и другие основные медиа
воспользуются предложенной Джейсоном стратегией или что она
сработает, если они это сделают. Но мне становится ясно, что мы
двигаемся в направлении кровавого периода конкуренции, которая
будет очень недружественной по отношению к тому открытому вебу,
каким мы знаем его сегодня.

Если вы следите за моими мыслями о Вебе 2.0 с того момента,
когда я начал делиться ими, вам известна моя убежденность, что
мы все участвуем в очень долгом проекте с целью построить
операционную систему, основой которой будет сам интернет
(взгляните
на программу первой O’Reilly Emerging Technology Conference
2002 года (pdf)
). В своих докладах в течение прошедших лет
я утверждал, что существует две модели операционных систем,
которые я описал как «Одно кольцо, чтобы управлять всеми» (One
ring to rule them all) и «Слабо связанные маленькие кусочки»
(Small pieces loosely joined). Последний вариант
иллюстрировался позднее созданной картой маршрутизации
интернета.


OneRingLooselyJoined-thumb-486x198

Первая модель — мир типа «победитель-получает-всё», похожий на
судьбу Microsoft Windows на PC. Мир, обещающий простоту и
удобство использования, но всё заканчивается ограничениями на
выбор поставщика ОС как для пользователя, так и для
разработчика.

Вторая модель — операционная система, которая работает как сам
интернет, как веб, как open source ОС типа Linux: мир, который
менее управляем кем-то конкретным, менее отполирован. Такой
мир, который постоянно генерирует инновации, так как каждый
может предложить свои идеи рынку, не спрашивая у кого-либо
разрешения.

Я указал несколько путей, которыми большие игроки вроде
Facebook, Apple и News Corp потенциально разрушают ту самую
модель интернета, построенную на слабо связанных маленьких
частях-кусочках. Но вероятно, самое устрашающее — это такие вот
естественные монополии, созданные эффектами под названием Веб
2.0.

Одно из озвученных мной предположений по поводу Веб 2.0
заключается в том, что
архитектура, качество систем становится лучше, когда ими
пользуется больше людей
, а также что со временем такие
системы имеют тенденцию становиться монополиями.

И так как мы выросли с одним доминирующим поисковиком в нашем
сознании, с одной доминирующей онлайновой энциклопедией, с
одним доминирующим интернет-магазином, с одним доминирующим
сайтом онлайновых аукционов, с одним доминирующим сайтом
частных объявлений, мы внутренне подготовили себя и к одной
доминирующей социальной сети.

Но что происходит, когда компания, являющаяся одной из этих
естественных интернет-монополий, пытается использовать своё
монопольное положение для того, чтобы доминировать и в других,
смежных областях? С восторгом и одновременно с тревогой я
наблюдал за тем, как Google занял доминирующее положение на
рынке поиска и использовал его для получения контроля над
другими, смежными рынками приложений, где главное — данные. Я

впервые отметил это, когда речь шла о распознавании речи
,
но пока что самое сильное влияние это имело на рынок сервисов,
построенных на автоматическом определении местоположения.

Несколько недель назад Google представил
бесплатный навигатор для телефонов на базе Android
. Это
прекрасная новость для покупателей, которые раньше могли
получить ту же фукнциональность, только купив
специализированное GPS-устройство или дорогое приложение для
iPhone. Но это также и знак о том, насколько конкурентным
становится веб как рынок и насколько сильным становится Google,
потому что там понимают, что
данные — это как знак Intel Inside
для следующего поколения
компьютерных программ.

Nokia
заплатит 8 миллиардов долларов за компанию NavTeq
, ведущего
поставщика аналогичных навигаторов. TomTom, производитель
GPS-устройств,
заплатил 3.7 миллиарда долларов за компанию TeleAtlas
,
второго по размерам игрока на том же рынке. Google «втихую»
разработал аналогичный сервис и теперь раздаёт его желающим
бесплатно — но только для своих бизнес-партнёров. Остальным
придется всё так же платить большие деньги NavTeq и TeleAtlas.
Ещё Google подлил масла в огонь, добавив соответствующие
функции в свой сервис Street View.

Наиболее интересно то, что этот шаг даёт нам возможность
представить, как будет выглядет конкуренция Google и Apple в
будущем (прочтите
анализ основных фактов об этом от Bill Gurley
). Apple
контролирует доступ к доминирующему клиентскому устройству для
мобильного веба, а Google контролирует доступ к наиболее важным
мобильным приложениям и пока что сделал их доступными бесплатно
только для Android. Google силён не только в поиске, но и в
картографии, распозновании речи, автоматическом переводе и в
области других приложений, где главное — огромные базы данных,
которые никто больше не может предоставить. Microsoft и Nokia
контролируют сравнимые активы, но они скорее конкуренты Apple,
и в отличие от Google, их бизнес-модель заключается в продаже
доступа к этим активам, а не в раздаче их «забесплатно».

Возможно, кто-то из них сможет договориться о правилах
достойной игры друг с другом, и мы увидим продолжение того
открытого веба, которым мы наслаждались последние два
десятилетия. Но я ставлю на то, что это соревнование примет
ужасные формы. Мы двигаемся к войне за
контроль над вебом. И более того, что ещё важнее, это — война
против веба как открытой платформы. Вместо этого мы видим
становление Facebook как платформы, Apple как платформы, Google
как платформы, Amazon как платформы — огромные компании жестоко
сражаются, пока одна из них не станет царём горы.

Сейчас время, когда разработчики должны
заявить о своей принципиальной позиции. Если вы не хотите
повторения эры PC, ставьте на открытые системы. Не дожидайтесь,
когда станет поздно.

PS. Одно предсказание. Microsoft будет
становиться лидером в открытых веб-платформах, поддерживая
открытые веб-сервисы от множества независимых игроков.

Это похоже на то, как IBM всё же стал главным другом Linux для
enterprise-рынка.

Источник.

Оригинал
статьи
.