Кому лучше? Интересно где лучше и комфортней? Тогда читайте
далее. Yandex О Яндексе рассказывают
корреспонденты Работа.РУ

Сверху: здание главного офиса «Яндекса» в Москве. Слева
внизу: фирстильный сюр в приемной. Посередине: иногда «Яндекс»
делают на воздухе. Справа: мы пришли в пятницу.

Остальное далее.
Для пешехода главный офис «Яндекса»
расположен неудобно, на берегу Яузы, приблизительно в
треугольнике между Курской, Бауманской и Римской. Съемочная
группа шла пешком со стороны Таганки и заблудилась (хотя мы не
раз устраивали в боулинг-клубе на улице Самокатной свои
корпоративы). У центрального входа «Яндекса» перекуривавший
вместе с нами охранник сказал, что отношение к курильщикам здесь
не очень хорошее. Во дворике компании наш ловкий фотограф
классически, пятясь назад с камерой наперевес, упал в клумбу и
вывихнул ногу. О работе в «Яндексе» нам рассказывала Людмила Швецова, руководитель
эйчар-службы. Сначала в переговорной «Инь», потом в переговорной
«ФРГ». После пиар-менеджер компании Дина Литвинова провела для
нас экскурсию по этому пряничному домику. Инь
ФРГ В красно-оранжево-светло-зеленых интерьерах «Яндекса» мы
с фотографом вспоминали фильм про Вилли Вонку: как можно
заставить себя работать на такой «фабрике»? Мы видели забытый в
уголке кальян; девушек за столиком в столовой, которые так же,
наверно, хихикали в студенческом буфете лет пять тому назад;
генерального директора — он неспешно шел из офиса к машине,
прижимая к груди ворох рубашек с плечиками. В общем, условия для
этого в «Яндексе» какие-то неприлично хорошие, домашние. И даже
падать там, как выяснилось, мягко. Короче, нам понравилось.
Теперь по пунктам. Главное на работе в
«Яндексе»
«Яндекс» быстро вырос из группы
энтузиастов в большую компанию. 65% нынешних яндексоидов два года
назад в нем не работали. При этом компания сохранила черты
стартапа, когда большинство решений принимаются в процессе
обсуждения. Это и есть пресловутая яндексовская демократия, среди
последствий которой есть два очень примечательных. 1.
Каждый может вмешаться в твою работу.
Почти все проекты
«Яндекса» взаимосвязаны и любые изменения требуют групповой
оценки. Например, вы сделали сервис. Если не показать его службе
маркетинга, он останется без удобной «упаковки». Если не
протестировать его на предмет больших нагрузок, он порушит
сервер. И так далее. Поэтому новые идеи обсуждают все
заинтересованные стороны. Ими могут оказаться и сотрудники из
соседнего отдела, и из маркетингового, а еще и бухгалтерия, если
речь идет о монетизации услуги. «Если чувствуем, что слишком
много разных мнений, последнее слово за менеджером проекта. Но
если большинство не согласно, предмет «доспорят»», — говорит
Людмила Швецова. Теоретически любой контентщик «Яндекса», если
его аргументы обоснованы, может высказаться против идеи
руководства. Комментирует бывший руководитель одного из
ключевых проектов «Яндекса», попросивший не называть его имя

— Демократия мне не мешала. К тому же я занимался такими сложными
техническими вещами, в каких ни один контетщик не разберется.
Другое дело, что демократия начинает мешать любому стартапу,
ставшему гигантом: могут потребоваться более жесткие
управленческие схемы. В «Яндексе» одни и те же программисты часто
занимаются и новыми разработками, и поддержкой уже
функционирующих сервисов. Проблема в том, что эти программисты —
гении, и заниматься поддержкой, рутиной, им скучно. Управлять
скучающим гением, с которым еще и дружишь, сложновато. Мое
мнение: некоторые службы компании могли бы быть более
эффективными, если бы люди в них работали в строгих рамках
поставленных сверху задач и дедлайнов. 2. Каждый
старается вовлекать в свой проект как можно больше
коллег.
Людмила Швецова рассказывает, что когда ей
понадобилась база данных, в которой хранятся все резюме,
присылаемые кандидатами в компанию, она не стала спешить с
покупкой ПО. Людмила позвала всех менеджеров, которым приходится
заниматься наймом в компании. К тем подтянулись технари (вопросы
обслуживания и хостинга) и сотрудники финотдела (вопрос
рентабельности): «Казалось бы, это проблема эйчаров, мы сами
должны решить, где эту базу брать. Но если бы выбранным мною ПО
никто не стал пользоваться, это был бы провал. А так мы вместе
посчитали, что лучше самим сделать базу кандидатов с учетом наших
нужд, чем покупать ее. И ею сейчас все пользуются».
Детали работы, которые еще важнее
На работу и обратно Удаленность главного офиса от
метро компенсируется бесплатными маршрутками, которые, если
верить расписанию, появляются прямо у входа в здание каждые 15
минут с семи утра до полуночи. Они возят сотрудников к станции
метро Курская (до Верхней Сыромятнической улицы).
Вход-выход Первое, на что обращаешь внимание
при входе, — разукрашенные лошадки. Это не аллегорическое
изображение сотрудника компании — это покупки гендиректора на
благотворительном мероприятии. Сейчас из-за ремонта дороги их
убрали в загончик. Раньше стояли у ворот, как львы. Говорят, в
«Яндексе» большая проблема с автопарковкой: мало мест. Похоже,
для другого транспорта места тоже немного. Я правда, молчу, что
вообще первый раз видел велопарковку в российской компании.

Чистилка для обуви в вестибюле. Наверно, когда волнуешься перед
собеседованием, можно помассажировать ступни (не совет).

Приемная. Входящего встречают секретари-девушки, а не
охранники-дядьки. Есть там и охранники дядьки, вполне себе
дружелюбные, сидят они в отдельном домике. Но мы обращаем
внимание соискателя только на эти алые кресла. В них будущие
яндексоиды обычно ждут приглашения на казнь собеседование. В
«Яндексе» система электронных пропусков. Чтобы попасть в рабочее
помещение, сотрудник прикладывает карточку к двери. Отмечать свой
приход на работу не надо. Охрана ненавязчивая. К нашей съемочной
группе проявили интерес, только когда мы достали фотоаппарат. Тут
начались строгости: нас попросили не снимать людей (без их
разрешения), мониторы и рабочие места. На рабочих местах можно
раньше времени узнать о проектах и новых технологиях «Яндекса». Я
из-за плохого зрения ни одной сенсации, к сожалению, не
разглядел. Рассказывать внукам нечего. Рабочие
места
Главный офис «Яндекса» разместился в лофте —
переоборудованных цехах ткацкой фабрики. А сотрудники в нем — в
оупен-спейсе. Это когда разные отделы и рабочие группы сидят в
одном большом помещении и номинально разделены легкими
перегородками. Краем объектива нам все-таки удалось подсмотреть
рабочий процесс. Открытое рабочее пространство, в частности
мониторы, которые у всех на виду, очень дисциплинирует. Рабочая
группа — ячейка компании. Такая рассадка, конечно, на любителя.
Раньше здесь сидели эйчары. Сейчас они переехали в офис на
Станиславского. Возможно, теперь сюда посадят вас. Вакансия
«в реале». В чем я хотел убедиться. И убедился. Работать можно на
скамейке во дворе. Вай-вай, вайфай. А здесь хорошо мечтать об
увольнении. Режим работы За
исключением сотрудников некоторых служб, например, технической
поддержки, график работы пугающе свободный. Желательно, чтобы
сотрудник был в офисе с 12:00 до 18:00, сказали нам, главное —
справляться с обязанностями. Офис открыт круглые сутки. Работайте
в любое время. Пятница, семь часов вечера, гардероб не пустой.

Игровая комната. Либо этим людям надоело работать. Либо им в ту
пятницу было нечем заняться. Либо это показательное выступление
для журналистов. Там за ширмой был еще какой-то тренажер.

Школьная перемена. Для любителей пассивных видов досуга есть
библиотека. На фото не библиотека, а просто полка с фильмами,
книжками, журналами (замечены «Компьютерра» и «Мини»). К
библиотеке нас вести, кажется, побоялись: там действует железное
правило — молчать. Деньги и социалка Если
оценивать размер компенсаций на примере бухгалтера — сотрудника,
который есть в любой компании, — то в «Яндексе» зарплаты на
высоком уровне. Весной в компании была открыта вакансия
бухгалтера с окладом 800-1500 долларов. Средняя зарплата
бухгалтера летом составляла в Москве в среднем 19 тыс. рублей.
Максимальная компенсация в «Яндексе», зафиксированная в открытых
источниках, — 3000-5000 долларов у старшего разработчика поиска.
Минимальная — 600-900 у дежурного администратора. Зарплата
«белая». Ежегодно индексируется с учетом инфляции и расширения
должностных обязанностей (по инициативе работодателя). Деньги
перечисляются на карточку два раза в месяц. Прилагается соцпакет.
Медицинский полис помимо прочего включает стоматологические
услуги. Компания выдает сотруднику беспроцентную ссуду для
выплаты начального взноса по ипотеке. Питание

Столовая, похожая на детский чилаут в гипермаркете. Больших
кубиков не заметили. Питание в «Яндексе» бесплатное. Три раза в
день: обед, полдник, ужин. За рабочим столом, как нам сказали,
есть не принято. Кофе пить — принято. Полдник.

На каждом этаже расположены кухонные уголки с кофемашинами,
водопроводами и чем-то еще. Забыл спросить, кто моет посуду.
Отношение к курильщикам Важнейший
вопрос. При нас в курилках постоянно кто-то дымил. Ужасная
профессия у фотографа. По его подсчетам, в «Яндексе» предпочитают
«Кент». Курилка на 3 этаже, в мансарде, с кондиционером,
хоккеем. И с украинским. Переводил с помощью «Промта»: «Курение
вызывает важность» и «Птицы умирают рано».
Дресс-код В компании мало людей с
представительскими функциями и в костюмах. Вся работа в онлайне.
Дресс-кода нет, но так, как на фото, увы, никто не одевается.
Обычная одежда. Язык Англизированный. Маленькие
кухни называют «кофе-поинтами», штатное расписание —
«хед-каунтом», редакционную службу — «эдиторс», предложение о
работе — «офером», продажников — «сейлзами».
Наказания Системы штрафов и тому подобного нет.
Требуется ли писать служебную записку для получения
канцелярских принадлежностей?
Не требуется.
Ручки-маркеры-ножницы можно свободно получить в АХО.
Можно ли пользоваться аськой и другими
интернет-пейджерами?
Можно.
Google Эпизод 1

Эпизод 2

Эпизод 3

Вывод Я думаю этого всего
достаточно, что б сравнить условия работы информационных
гигантов. В России работается не хуже чем в США.